Аксиома формы. Глокая куздра этимологии.

15.10.2015

Такое впечатление, что этимолог вообще в упор не понимает суть категории «смысл». Это при том, что вся материя слов русского языка пронизана смыслами. Сам язык есть носитель смыслов и только смыслов. И это фундаментальное свойство языка этимологом игнорируется. Он играет с какими-то звуковыми формами. В процессе знакомства со словарём мы с вами установили, что словарь, как правило, вообще игнорирует, вплоть до слепоты и непонимания, смыслы слов, которыми жонглирует. Он жонглирует формами, но не смыслами.

Этимолог, как мы давно заметили, смыслы путает спокойно. Предпочтение отдаёт форме, а не смыслу.

Со смыслами этимологи обращаются более чем вольно. Они смыслами слов демонстративно пренебрегают. Мы встречаемся с этим явлением постоянно.

Следовательно, можно заключить, что пренебрежение смыслами есть важнейший элемент компаративистского метода! Сопоставление смыслов и сопоставление форм вступают в неразрешимое противоречие при использовании сравнительно-исторического метода в этимологии. Видимо, смыслами решено было пожертвовать в угоду форме. Важнейший, хотя никогда прямо не декларируемый принцип. Это с неизбежностью вытекает из анализа словарных статей.

 

Наш метод свободен от глубокого порока основного метода этимологии. Более того, форма и смысл в нашем методе неразрывны и вытекают друг из друга. Мы демонстрируем это непрерывно. Форма и смысл русского слова неразрывны. Это краеугольный камень нашего метода.

 

Приводится некое выдуманное слово, этой выдумке этимологом произвольно придаётся желаемый смысл и с апломбом изрекается вульгарное «буквально».  У выдуманного слова  может быть только выдуманный смысл! Повторю. У выдуманного слова может быть только выдуманный смысл! Нет, и не может быть у выдуманного слова реального смысла. Этимолог даже этого понять не может. А это всего лишь простая логика.

Этимологи учитывают только похожесть словоформ и совершенно игнорируют смыслы. Их метод не позволяет в принципе одновременно учитывать и смысл и форму. Они это знают и сознательно во главу угла ставят похожесть словоформ. Как в народной этимологии. (Я понимаю, что от этого сравнения некоторые этимологи могут получить нервную экзему, но это так). Затем начинается подгонка решения под придуманную этимологом гипотезу. Органический порок метода, приводящий к абсурдным выводам.  Примеров можно привести великое множество, но я приведу лишь один. Полностью статью смотрите во второй книге. Статья называется «Этимолог с яйцом в мошонке» (16+). Здесь же я только приведу пример кружения Фасмера и научно-фантастическую версию Шанского.

Фасмер в статье на слово «ядро» обходит 19 языков и упоминает 19 авторов. Приводит в качестве прототипов и аналогов список иностранных слов, имеющих следующие значения: «плод», «ядро, содержание, сила», «ядреный, сжатый»,  «ядро, сердцевина», «яички», «ядреный, крепкий», «ядреный, скороспелый, содержательный», «ядро ореха», «яйцо», «яичко в мошонке», «сильный», «полный, выросший, густой», «камень, особенно такой, который применяют для толчения сомы», «камень», «гнилая сердцевина дерева», «опухоль», «распухаю», «парус, мачта», «парус», «край, верхняя перекладина забора», «лоно, недра», «недра», «брюхо, опухоль», «сердце», «чрево», «распухаю», «щека», «надуваюсь», «нарыв», «утроба». Вопрос происхождения слова «ядро» Фасмер оставляет открытым. Свою версию не выстраивает.

Выразительна по-своему и статья на эту же тему в словаре Шанского.

Шанский сокращает список прототипов до одного – утроба. Затем придумывает гипотетические слова, цитирую: «*endro > *ędro > ядро (см. ядреный1). Первоначально ядро обозначало «сердцевина, внутренняя часть ч.-л.«. Конец цитаты.

Первый вопрос: какое слово имеет в виду Шанский?  Выдуманное «*endro > *ędro или современное «ядро»? Это я про фрагмент: «Первоначально ядро обозначало «сердцевина, внутренняя часть ч.-л.».  Если «*endro», то у выдуманного слова может быть только выдуманный автором смысл. Автор же сам говорит, что это «восстановленное» т.е. придуманное слово. В источниках такого слова никто никогда не видел. Слово придумано в 20-м веке. Как можно утверждать, что слово придумано, а смысл не придуман? Если слова не было, то и смысла не было. У отсутствующего слова отсутствует смысл. И тогда говорить о каких-то первоначальных смыслах выдуманного в 20-м веке слова абсурдно. Все первоначальные смыслы придуманного этимологом слова возникли строго в тот момент, когда этимолог назначил своими развитым воображением и волей придуманному слову некие смыслы. Назначенные смыслы вполне могут походить на смыслы реального слова, но только по воле автора. Следовательно, первоначальный смысл набора букв «*endro» возник в 20-м веке. И этот «первоначальный» смысл по историческому времени возник самым последним, возник в 20-ом веке. И есть конкретный автор, который назначил придуманному слову «*endro» этот смысл. Вот это субъективное мнение автора выдуманного слова нам пытаются всучить, как объективный факт истории. С «восстановленными» словами этот фокус повторяется сплошь и рядом. История не знает сослагательного наклонения, а этимология, видите ли, знает! А ведь этимология занимается именно историей. Историей слова. Её метод так и называется – сравнительно-исторический. Надеюсь, я понятно объяснил  механизм подлога. На этом первый вопрос мы закончим.

 Второй вопрос. Если автор говорит не о выдуманном «*endro», а о реально существующем слове «ядро», то откуда он взял своё знание про первоначальном его значении?   Откуда он знает, что первоначально ядро обозначало «сердцевина, внутренняя часть ч.-л.»? Это сегодня «ядро» имеет, в том числе, и такое значение. А откуда автор статьи взял, что первоначально, в бесконечной древности, от которой не сохранилось письменных источников, «ядро» имело именно это значение? Ниоткуда! Это субъективная научно-фантастическая версия. Не более того. И зачем он тогда выдумывал фантастическое «*endro»? Однако версию этимолог выстроил, опубликовал и закрыл для себя вопрос происхождения слова «ядро».

Тут вмешиваемся мы, дилетанты, и открываем «Толковый словарь Ефремовой». Прочитав статью на слово «ядро», мы обнаруживаем, что слово «ядро» имеет, как минимум, три значения. Первое, это середина, внутренняя, центральная часть чего-то. Второе, это внутренность плода, дающая жизнь новому растению. Третье, это метательный снаряд шарообразной формы.

В который раз замечаем, что этимологи всегда выбирают только одно значение слова из множества (если слово имеет ряд значений). Выбрав одно из значений слова, этимологи пытаются этимологизировать слово исключительно с выбранным значением, применяя свой метод. Ещё хуже дело обстоит с омонимами.

Начитавшись, мы задаём вопрос. Даже если слово ядро означает по Шанскому середину, то, как объясняется второе и третье значения слова? Как середина превратилась в летящий и дробящий всё на своём пути артиллерийский снаряд? Оговоримся, что мы не приемлем объяснения, типа, что снаряд назван в переносном смысле, т.к. он заталкивался в середину, внутрь пушечного ствола и, находясь внутри, превращался в «ядро». Возразим. Ядрами стреляли ещё из катапульт. А чего же пушечный снаряд по Фасмеру не превращался там, в яйцо, в утробу, в камень? В «яички в мошонке» наконец? Ими бы и стреляли в неприятеля. Супостат был бы наверняка поражён.

Машина времени в сарае. Тогда, может быть, мы с вами столкнулись с эпохальным открытием, о котором наука этимология, опять же, с присущей ей скромностью не объявляет? Может быть, этимологи изобрели инструмент, который даёт точный ответ на вопрос: какой смысл у слова был первым? Не верится. И вот почему. В процессе знакомства со словарём мы с вами установили, что словарь, как правило, вообще игнорирует, вплоть до слепоты и непонимания, смыслы слов, которыми жонглирует. Он жонглирует формами слов, но не смыслами. И вдруг такое категоричное утверждение о самом первом смысле слова! С чего это? Усомнимся. Нет у этимологов такого волшебного инструмента.

Вопрос, существовали когда-то реконструируемые слова или нет, не решён в среде самих этимологов. И не будет решён никогда, что бы ни утверждали те или иные «авторитеты». Ни один человек не докажет строго, что конкретное реконструированное слово существовало и его произносил древний человек хотя бы в одном из закоулков земного шара. Даже если одно из тысячи реконструированных этимологами слов вдруг обнаружится во вновь открытой рукописи, это не спасёт остальные девятьсот девяносто девять реконструированных этимологами слов. Существование в прошлом каждого «этимологически реконструированного» слова необходимо доказывать индивидуально. Решил выдумать «древнее» слово», докажи, что оно существовало. Не можешь доказать – не выдумывай. Такова логика.

Вот что говорят об этом сами лингвисты. «В возможность и необходимость реконструкции праязыковых сос­тояний верили не все лингвисты. Выдающийся французский языковед А. Мейе пришел к  выводу о тщетности попыток воссоздания праязы­кового состояния: «Путем сравнения невозможно восстановить исчез­нувший язык:  сравнение романских языков не может дать точного и полного представления о народной латыни IV века н.э., и нет оснований предполагать, что сравнение индоевропейских языков дает большие результаты. Индоевропейский язык восстановить нельзя» Скептицизм А. Мейе разделяли итальянские нео­лингвисты Б. Террачини, Дж. Бонфанте, Дж. Девото, В. Пизани, которые полностью отказались от понятия «праязык» на всех диахро­нических уровнях, как праязыков первого порядка — общеиндоевро­пейского, так и вторичных праязыков — общегерманского, общесла­вянского и т.п.»

Подчеркну, что «сравнение романских языков не может дать точного и полного представления о народной латыни IV века н.э.»! То есть, работая с языками романской группы, которые, якобы имеют истоки в народной латыни IV века, нельзя восстановить эту самую народную латынь IV века! Ту самую народную латынь, которая и так хорошо известна. Смотрите, известна народная латынь IV века, известны языки от неё произошедшие, и вот при попытке из этих языков вывести обратно народную латынь ничего не получается!  Т.е. при постановке эксперимента над известными языками метод не работает! И этимологи, если они читают книжки, это знают. Знают, но никому не говорят. А бедным читателям морочат голову «восстановленными» словами. Читатель, подбери всему этому явлению название!

* * *

Пример. Научная фантастика.

На первый взгляд наша дешифровка первичного значения слова «молот» практически совпадает с определением этимологического словаря. Однако, в противоположность методу выдуманных слов мы используем собственный подход, приводящий к конечному результату наглядно и очевидно. Этимологический словарь скромно скрывает рецепт получения корявого слова *molti. Ворожба всегда скрытна. Напротив, мы показываем, что нет никакой необходимости выдумывать научно-фантастические слова.

* * *

 

 

Комментариев к записи: 1

  1. Александр от 17.10.2015 в 11:13 пишет:

    «Читатель, подбери всему этому явлению название!»

    явление можно назвать абсурдищем да ещё добавить грязные ругательные слова это было бы справедливо, но! тут смотря с какой колокольни глядеть, ведь с точки зрения заказчика музыки всё абсолютно правильно и логически выверено, ну а нам, простым смертным из зазеркалья сие усвоить……конечно нелегко

Добавить комментарий для Александр Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*