Аксиома заимствования

22.10.2015

Выдумки автора словаря вытекают только из упёртой убеждённости, что русский язык массово состоит из заимствованных слов. Хоть из украинского суржика, но заимствовано! Поистине, «верую, ибо абсурдно»!

 Невыносимая для этимолога мысль.

 Если слово было в древнерусском языке, так и напиши, что другими языками древнерусское слово заимствовано. С присущими этим языкам акцентами и изменениями.

Видимо, этимолог не может позволить себе этого. Нельзя допускать у читателя даже мысли об этом. Как это?! Из русского в другие языки?! Для «русского» этимолога мысль невыносима. У него случится обморок. Он закодирован. Со студенческой скамьи. Ему запрещено. Даже в малых дозах! При нарушении запрета ренегата ожидают страшные мучения: позор, изгнание, уход жены, покрытие чешуёй, появление хвоста и скорое окончание жизни под забором (учителем русского языка в школе).

 Неизбежный ад, лютый конец, как у кодированных от алкоголя при срыве. «Русский» этимолог закодирован. Кодирование регулярно освежается. Чтобы он не свернул с глухой да ухабистой окольной дороги, выбранной для него отжившими «Учителями». Действительно, две беды: дураки и дороги.

 

* * *

 

Лёгкая работа для учеников Оутса.

(Датировка слов).

Ещё один момент. Когда филолог заявляет о каком-то слове, что на Руси оно известно с такого-то века, то он имеет в виду наиболее ранний из известных ему письменных источников. Архивы уничтожались несчётное количество раз. Частные записи не хранились долго, как и в наши дни. Дошли жалкие клочки. Не более того. Однако, сплошь и рядом этимологом используется оборот «… на Руси известен с …», который создаёт иллюзию абсолютного знания и абсолютных датировок. Это совсем не так. Должно быть, например: «в источниках впервые встречается…» Нас сознательно вводят в заблуждение. Почему сознательно? Потому, что если «учёный» бессознательно отождествляет датировку документа, включающего искомое слово, с датировкой самого слова, то он годится не в науку, а на лёгкий физический труд не связанный с обслуживанием людей. Такую работу обычно предоставляют умственно недоразвитым членам общества. Например, подопечным Оутса.

Если человек не в состоянии понять, что находка слова, записанного на клочке бумаги, совсем не означает, что это слово впервые появилось на Руси вместе с этим клочком бумаги, то такой человек  может быть занят только в лёгком физическом труде. Причём в таком, который не связан с необходимостью думать. Мыть полы, подметать улицы, вязать веники, наклеивать, облизывая, почтовые марки. Такой человек не может обслуживать людей, так как его умственная неполноценность будет порождать недоразумения и аварии.

Я не допускаю мысли, что этимологические тексты пишут умственно отсталые «учёные». Я не допускаю мысли, что этимологией в России занимаются учреждения, подобные приюту для умственно недоразвитых подопечных австрало-американского «учёного» Оутса. Следовательно, ставя знак равенства между датировкой текста, включающего искомое слово, и датировкой самого слова, научник сознательно вводит читателя в заблуждение! А если сознательно, то значит намеренно. С определённым умыслом. Что же это за намерение? Что же это за умысел? Из прочитанного от корки до корки этимологического словаря для школьников, с неизбежностью следует единственный вывод. Намерение этимолога только одно – непрерывно и всеми правдами и неправдами, прямо и исподволь, доказывать читателю смолоду, со школы, что русский язык молодой. Молодой! Молодой! Молодой! Моложе западных языков, моложе языков дремучих племён прибалтики, Карелии, сибирской тайги, песчаных пустынь и раскалённых скал ближнего и среднего востока. Моложе языков других славян, моложе языков Индии и языков всевозможных тюрков. Моложе китайского. Моложе! Моложе! Моложе! И все слова в нём заимствованы. Кроме рефлекторных выкриков и звукоподражаний.

Откуда это известно? Как проверить? Не путает ли этимолог дату первого сохранившегося текста петровских времён на русском языке с датой появления слова в русском языке? Уверен, что речь идёт о датировке текста. Датировать возраст слова этимологи не умеют. О гипотезе глоттохронологии я не говорю, как не говорит о ней школьный этимологический словарь.

Гипотеза глоттохронологии основана на статистич. иссл. лексики, к-рое осн. на допущении, что в языках мира существует универсальный слой словаря, отражающий фундам. понятия, темп изменения к-рого примерно одинаков в разные эпохи. То есть, идея глоттохронологии основана на гипотезе существования индоевропейского и ностратического языков. Налицо логическая ошибка имеющая название «доказательство с помощью недоказанного». Классика жанра.

Мотив.

Скорее всего, этимолог даже постановки вопроса о мотивированности слова в языке не поймёт. Не как культурный человек, а как «учёный». В роли учёного понять вопрос ему не позволит ограниченность формального понятийного аппарата этимологической науки.

Мы вновь и вновь встречаемся с мотивированностью иностранного слова в русском языке. В немецком языке слово инстинкт очевидно немотивированно, т.к. немцы сами признают, что слово заимствовано из латыни. Вопрос, а в латинском языке слово мотивировано? Наверняка, «русские» этимологи даже не задавались таким вопросом. Нам же не демонстрируют уходящих вглубь времён корней, падений и прояснений, редукций, утрат и протетических звуков. Нам не демонстрируют «восстановленные» когда-то утраченные слова-прототипы. Нам ничего не демонстрируют. Слово возникло сразу в окончательном виде? Но, заметим себе, такие тексты характерны для словарей иностранных слов, а не для этимологических словарей. В словарях иностранных слов не задаются вопросом, как слово возникло. Там говорят, из какого языка слово пришло и что оно значит. Где, в данном случае, граница между словарями иностранных слов и этимологическими словарями?

В русском языке слово очевидно мотивировано. В других языках, если слово не мотивировано, то возможно заимствование из русского. Для этимологов этот факт равносилен атомной бомбе над Хиросимой.

Загадочная мотивированность иностранного слова в русском языке.

Вопрос выявления мотивации слова в языке-носителе этимологу, скорее всего, не приходил в голову. Установить, мотивировано слово в языке или нет, этимолог может лишь в простейших случаях. Научным инструментом, позволяющим достичь поставленной цели, этимология не располагает, а, следовательно, и не способна поставить такую цель. Проблемы мотивации слова в языке для этимологии как бы не существует. Это обстоятельство тесно связано причинно-следственной связью с тем фактом, что в этимологических трудах, как нами систематически показывается, не различаются (игнорируются) смыслы слов, привлекаемых из различных языков для своих манипуляций.

Пиджин раша.

Есть такое выражение в англоязычной среде – пиджин инглиш. Английский язык для колоний. «Пиджин ниглиш — гибридный язык, возникший в условиях межъязыковых контактов, использует лексику одного языка и грамматику другого.» (Определение словаря Lingvo). Упрощённая и примитивная версия английского языка для колоний и примитивных народов. Пиджин инглиш легко усваивается и обеспечивает минимальный набор языковых конструкций для повседневного общения между собой представителей разных народов, населявших огромную Британскую империю. Пиджин инглиш позволял общаться населению с британской колониальной администрацией и худо бедно понимать руководящие указания английского колониального чиновника. Пиджин инглиш и сейчас процветает, подкрепляя иллюзию доминирования английского языка в современном мире. Это типа квазирусского «твоя моя не понимай», «кирпич бар, раствор ёк» или «мамка, курка, яйко, млеко», «русиш сдавайся». Чем-то напоминает русско-украинский суржик. «В общем случае, суржиком называют любое языковое образование с грамматикой одного языка и лексикой другого. Например, фраза «шпрехаю на дойче» — немецко-русский суржик». (Википедия). Лингвисты мудрствуя, различают суржик и пиджин, но это их внутреннее дело. Я предлагаю для простоты называть такие «русские» обороты, как «твоя моя не понимай», упрощённым русским языком, или по аналогии — «пиджин раша». Зачем я ввожу такой полушутливый термин? Вот зачем. Мы с вами неоднократно сталкивались с загадочным явлением – необъяснимой мотивированностью импортных слов в русском языке. На мой взгляд, объяснить это явление можно несколькими способами.  Один из них – существование в старину «пиджин раша». Упрощённого русского языка для соседей и вассальных государств. Для обеспечения межнационального общения и торговли. Для понимания распоряжений имперской администрации. Россия была империей и языковые процессы, происходившие в Британской империи не были каким-то исключительным явлением. Во всех империях, с имперскими языками в колониях, происходили похожие метаморфозы. Следовательно, должен был возникнуть и «пиджин раша». Другое дело, что англичане дали этому явлению специальное обозначение, возник специальный термин, а в русском языке (как и во французском, немецком, испанском и т.д.) специальный термин «суржик» наука признала только в конце прошлого века. Первые научные работы, посвящённые исследованию суржика как явления многопланового, появились в 1990-х годах. Так вот, если в русской империи имело место явление «пиджин раша», то случаи загадочной мотивированности в русском языке некоторых импортных слов получают естественное объяснение. Это могут быть искажённые русские слова, заимствованные когда-то из русского языка, а потом, много позже, вернувшиеся на историческую родину.

Вот вам один из возможных примеров «пиджин раша».

 

 

Обсуждение закрыто.