Послесловие

28.10.2015

Вернёмся на секунду в наше время. Если (в соответствии с современным официальным учением) буквы и слоги русского языка никакого смысла не несут, то всевозможные запреты на те или иные конфигурации русских слов выглядят выдуманной из головы лингвистов, необъяснимой и бессмысленной причудой. Например, следующий закон современной лингвистики.  «Начальное «э» отличает преимущественно грецизмы и латинизмы (русские слова никогда не начинаются с этого, нейотированного, звука): эпоха, эра, этика, экзамен, экзекуция, эффект, этаж». При этом совершенно загадочным, прямо таки магическим, выглядит механизм, обеспечивающий претворение закона в жизнь. Возникают спекуляции с видоизменением звуков, редукцией, огласовками, зияниями, утратой юсов и т.д. и т.п. Причём, эти метаморфозы языка происходили как бы необъяснимо, без причины и, что очень странно, одновременно на всей огромной территории проживания носителей языка. Иначе бы немедленно возникли диалекты. А возникшие диалекты в пыль разнесли бы язык-основу. На Земле есть места, где каждый «аул» говорит на своём языке и не понимает соседей. Есть такие места в разных частях света. Например, в Африке. Напомню банальную легенду о вавилонском смешении языков. В легенде единый язык взорвался и погиб практически мгновенно.

Из формальных законов ортодоксов следует, что язык есть явление, не зависящее, якобы, от народа носителя. Явление, развивающееся по собственным законам. При этом механизм реализации «лингвистических законов» остаётся таинственным и недоступным для понимания. Механизм реализации лингвистических законов непостижим! Осталось только призвать на помощь инопланетян. Или же подземных змеев. Люди же, говорящие на конкретном языке, подобны серверам и компьютерам пользователей в глобальной сети Интернет. А кто тогда системные администраторы и писатели софта? Мы же с вами по этой науке всего лишь участники чата. Чувствуете? Допрыгались! Это, если встать на ортодоксальную точку зрения этимологов. Причём, эта точка зрения формулируется западными зарубежными учёными, отечественная этимологическая наука, что бы там ни говорили, со времён Фасмера провинциальна и вторична. Чем и гордится! Её за границу приглашают, и за руку здороваются. Она извергает кипяток от радости. А западные языки, не исключено, что и впрямь арго, койне, суржик. Вполне допускаю, что слоги, из которых состоят слова западных языков, в массе своей бессмысленны. В некоторых западных языках слоги порою представляют из себя какие-то многобуквенные агрегаты.

Вопрос дилетанта. Интересно, возможен ли явный перечень всех писаных слогов, например, английского языка? Подчёркиваю, писаных. Потому что одни и те же фонемы могут быть записаны разными способами. И западные слова вполне могут происходить от других слов в результате искажения вызванного, например, цингой. Были времена, когда недороды и голод в Европе сопровождался эпидемиями цинги. Выпадали зубы, опухали дёсны и язык, а разговаривать всё равно было надо. Как предположил Я. Кеслер, многие звуки в западных языках вылетали из употребления вместе с зубами во время случавшихся в старину в Европе повальных эпидемий цинги в голодные годы. Цинга у выживших проходила, а зубы не вырастали. И беззубые родители, не выговаривающие половину употреблявшихся в местном языке звуков, учили говорить своих родившихся после цинги здоровых детей. Беззубое население продолжало как-то общаться между собой и учило кошмарному новоязу новое поколение. Язык больных и беззубых намертво запечатлевался в речи последующего подрастающего поколения. (Отсюда, возможно, характерное пшеканье польского языка). Вот как языки могли мгновенно видоизменяться на большой территории. При скученности населения средневековых европейских городов, голоде, антисанитарии, немытости, вшивости, обилии крыс, других распространителей заразы и сопутствующих этим удовольствиям, эпидемиях. При одновременных и массовых заболеваниях, в том числе, органов речи. По этой же причине, в частности, одни звуки «естественно» переходили в другие.

Поэтому предлагаю на ту точку зрения, что язык есть явление, не зависящее от народа носителя, не вставать. Когда у народа носителя повальная цинга или стоматит, язык становится явлением, ещё как от народа зависящим. А то можно заиграться. Общечеловеческие  этимологи — интернационалисты захотят для нас самозваными провайдерами заделаться. Захотят наш язык приватизировать. У них же нет нефтяных провинций и водочных заводов. А кушать хочется. И мы им будем, как за пользование Интернетом, за пользование собственным языком ежемесячную дань платить. Не заплатим, они нас от собственного языка отключат! Я совсем не шучу. Отключают же от русского языка людей на Украине, в Прибалтике, в Молдавии и т.д.! Причём на доброй половине Украины уж точно суржик. Этот «язык» тамошние жители так и называли тридцать лет назад. Так нет, отключают на Украине русский язык. А правила русского языка нам будут утверждать в Гааге или в Страсбурге. И экспертиза русских текстов будет международной. А для этого нам прикажут перейти на латиницу. Для нашего блага. Удочки закидываются уже сотню лет. И правописание отменят, что бы компьютерами было легче нас заменить. Сказано же, что русских должно остаться миллионов двадцать. Это на первое время. Есть предложение просто так не сдаваться.

Возникает вопрос: а как не сдаваться. Предлагаю не сдаваться вот как. Предлагаю исследователям языка игнорировать сомнительный «закон» этимологов о запрете начинать русские слова с «а», «э», «ю», а придерживаться обнаруженной нами выше закономерности: Пары соответствующих открытых и закрытых слогов образуют в русском языке естественные палиндромы-оборотни.

Кое-кто скажет, автор один закон заменяет другим. Какая разница? Был один закон, стал другой. Возражу. Закон этимологов запретительный. Закон немотивированно, в теории сокращает число степеней свободы русского языка, ограничивая определённые языковые координаты. Современные теории, не взирая на все навороты и постулаты, примитивизирует язык. Приведу аналогию. Теория эпициклов движения небесных тел в средние века была невероятно сложной, но примитивизировала строение космоса до семи хрустальных сфер. Только ради того, чтобы оставить Землю в центре мироздания. Чтобы изо всех сил охранять запрет на центральное расположение Солнца в солнечной системе.

Аналогично, современная теория происхождения русского языка изо всех сил охраняет запрет на наличие смыслов у русских слогов.

Языку, конечно всё равно, он этимологу не подчиняется и даже не подозревает, что тот на свете есть, а вот у исследователя появляются на глазах шоры. Исследователь верит в авторитет «закона», а «закон» запрещает существование закрытых слогов начинающихся на «а», «э», «ю». Мы же обнаруживаем у написанных слогов и букв смыслы. В том числе и у слогов, начинающихся на «а», «э», «ю». Слоги есть носители элементарных смыслов! (И элементарных смыслов в русском языке значительно больше, чем у западных языков с их короткими алфавитами)

Закономерность, которая нами предлагается взамен, ломает рамки запретительной теории и имеет расширительный характер. Наша закономерность увеличивает степень свободы исследователя русского языка. В этом заключается существенное отличие и принципиальная разница рассматриваемых положений.

 

 

Обсуждение закрыто.